Зарево термоядерное водородной бомбы ярче атомного

Валерий Бурт

Об этом лаконично, но веско было сказано в главном советском официозе – газете «Правда»: «На днях в Советском Союзе в испытательных целях был произведен взрыв водородной бомбы определенного вида. В связи с сильнейшей термоядерной реакцией внутри водородной бомбы взрыв оказался большой силы. Испытание показало, что сила воздействия водородной бомбы во много раз превышает силу воздействия атомной бомбы».

Испытаниями водородной (термоядерной) бомбы руководили академик Игорь Курчатов и первый заместитель министра среднего (атомного) машиностроения Авраамий Завенягин. Бомба была установлена на верхушке стальной башни, кнопку на пульте нажал физик Александр Захаренков.

Одним из наиболее активных разработчиков этого вида вооружений считается Андрей Сахаров, которому в то время было едва за тридцать. После испытания Курчатов поклонился молодому ученому: «Тебе, спасителю России, спасибо!».

Вскоре Сахаров был награжден Сталинской премией и стал Героем Социалистического Труда.

Странно, но об испытании 12 августа РДС-6с – «реактивный двигатель советский» или «русские делают сами» – на Семипалатинском полигоне Председатель Совета Министров СССР Георгий Маленков заявил еще раньше, 8 августа. Значит, был абсолютно уверен в успехе. Или ему просто не терпелось поделиться радостью с соратниками…

Мощность советской бомбы составляла 400 килотонн, то есть, равнялось 40 тысячам самых тяжелых авиабомб Второй мировой войны или 35-ти атомным зарядам, сброшенным американцами в 1945 году на Хиросиму!

Впрочем, в мире – в этом случае отсутствие информации благо – никто особо не встревожился. Даже в Белом доме царило спокойствие. Этот день, 12 августа, президент США Дуайт Эйзенхауэр провел на рыбалке у своего друга в Баффало Крик. Да и потом не изменил намеченным планам: играл в гольф, встречался со своими помощниками, готовясь к предвыборной кампании.

Выходит, президент даже не обеспокоился. Или, наоборот, пытался искусно скрыть тревогу? Впрочем, спокойствие Эйзенхауэра – наигранное или истинное – отчасти можно объяснить. Американцы считали, что у Советского Союза не было бомбардировщиков, способных взять на борт водородную бомбу и сбросить ее в нужном месте. Но они ошибались – транспортировать бомбу мог дальний бомбардировщик советских ВВС Ту-16.

Занятно, что водородную бомбу описал еще в 1913 (!) году Герберт Уэллс, который был дружен с открывателем изотопов, лауреатом Нобелевской премии физиком Фредериком Содди. Набравшись от него головоломных идей, английский писатель создал роман «Освобожденный мир», в котором довольно достоверно описал ядерную бомбардировку Парижа немцами в середине ХХ века: «Полыхнуло ослепительное алое пламя, и бомба пошла вниз – крутящийся спиралью огненный столб в центре воздушного смерча. Оба аэроплана взлетели вверх; их подбросило, как мячики, и закружило. Авиатор, стиснув зубы, старался выправить потерявшую устойчивость машину… Когда он снова поглядел вниз, его взору предстало нечто подобное кратеру небольшого вулкана. В саду перед императорским дворцом бил великолепный и зловещий огненный фонтан, выбрасывая из своих недр дым и пламя прямо вверх, туда, где в воздухе реял аэроплан; казалось, он бросал им обвинение. Они находились слишком высоко, чтобы различать фигуры людей или заметить действие взрыва на здание, пока фасад дворца не покачнулся и не начал оседать и рассыпаться, словно кусок сахара в кипятке. Тот, кто сбросил бомбу, посмотрел, обнажил в усмешке длинные зубы и, выпрямившись, насколько ему позволяли ремни, вытащил из ящика вторую бомбу, прокусил втулку и послал следом за первой…».

Уэллс впервые в истории использовал термин «атомная бомба» и предупредил, что ученые готовят человечеству новые образцы катастрофических устройств. Стоит заметить, что корифеи науки – Эрнест Резерфорд, Нильс Бор и Альберт Эйнштейн – скептически отнеслись к фантазиям писателя. И только в 30-е годы ученые «проснулись».

Уэллс предсказал и водородную бомбу, и многое другое. К примеру, открытие искусственной радиоактивности, лазерное оружие, атомные электростанции. Он написал книгу «Облик грядущего», в которой обрисовал наше будущее…

Книги Уэллса охотно читали – о будущих войнах, страшном оружии, чудовищных разрушениях, но воспринимали недоверчиво: ну, мало ли что придумает этот чудак!

В 1944 году, когда на Лондон обрушились немецкие самолеты-снаряды Фау-1, а потом Фау-2, старый писатель отказывался вслед за своими домочадцами спускаться в бомбоубежище. И в отсвете пожарищ писал завещание, выплескивая на бумагу горечь и злость: «Дурачье – я же предупреждал вас, так будьте вы прокляты!».

…После войны над термоядерным оружием работали американские ученые, и в Москве это знали. Однако к этому скептически относился Бор, считавшийся в СССР непререкаемым авторитетом. И потому никакой паники не было.

К созданию водородной бомбы советские ученые приступили в 1948 году. «В последних числах июня Игорь Евгеньевич Тамм с таинственным видом попросил остаться после семинара меня и другого своего ученика, Семена Захаровича Беленького, – писал в своих «Воспоминаниях» Сахаров. – Когда все вышли, он плотно закрыл дверь и сделал ошеломившее нас сообщение. В ФИАНе (Физическом институте Академии наук СССР) по постановлению Совета Министров и ЦК КПСС создается исследовательская группа. Он назначен руководителем группы, мы оба ее члены. Задача группы – теоретические и расчетные работы с целью выяснения возможности создания водородной бомбы».

Сталин, пристально следивший за разработками ученых, не дожил до испытаний чуть более пяти месяцев. Тем не менее, американцы назвали испытание 12 августа 1953 года «Джо-4». «Джо» – так они звали Сталина, цифра – порядковый номер советских испытаний.

А что, если бы советский лидер дожил до успешных результатов испытаний, и вздумал бы грозить Америке? В этом случае отношения двух стран, и без того напряженные, могли дойти до критической точки. Только-только завершилась Корейская война, в которой обе великие державы были отнюдь не сторонними наблюдателями. Москва и Вашингтон, едва переведя дух после этого столкновения, были готовы к новой схватке…

Стоит заметить, что в реализации ядерного и термоядерного проектов заметную роль играл Лаврентий Берия. По злой иронии судьбы, когда прошло успешное испытание водородного заряда, он сидел под охраной в бункере командования Московского округа ПВО, ожидая смертного приговора. По другим данным, Берия был застрелен в своем московском особняке близ Садового кольца еще раньше, в июле…

Можно по-разному оценивать деятельность – тут без подписей на расстрельных списках и жестоких допросов заключенных не обойтись – этого человека, но люди, которые с ним работали, отмечали его блестящие организаторские способности. «Если бы не он, Берия, бомбы не было бы», – уверял Курчатов.

Впрочем, разве мог кто-то ослушаться человека с негромким вкрадчивым голосом, дьявольской улыбкой, зловеще сверкавшего тонкими стеклами пенсне…

Сахаров вспоминал, что ученые сознавали, что жители близлежащих селений могут серьезно пострадать от взрыва, а потому их необходимо эвакуировать: «С этим выводом мы пошли к начальству – Курчатову, Малышеву и военному руководителю испытаний маршалу Василевскому, заместителю министра обороны Жукова. Они очень серьезно, с большой тревогой отнеслись к нашим выводам… В более узком кругу Василевский сказал нам: «Напрасно вы так убиваетесь, мучаетесь. Каждые армейские маневры сопровождаются человеческими жертвами, погибает 20–30 человек, это считается неизбежным. Ваши испытания гораздо важней для страны, для ее оборонной мощи».

Маршал, верно, еще не забыл, как во время Великой Отечественной он и его коллеги бросали в пламя сражения десятки, сотни тысяч бойцов – и когда это было действительно необходимо… А тут во имя великой цели могут погибнуть «всего» сотня-другая людей. О чем разговор, товарищи?

Сахаров вспоминал, что в момент взрыва «над горизонтом что-то сверкнуло, затем появился стремительно расширяющийся белый шар – его отсвет охватил все линию горизонта. Я сорвал очки и, хотя меня ослепила смена темноты на свет, успел увидеть расширяющееся огромное облако, под которым растекалась багровая пыль… Через несколько минут облако стало черно-синим, зловещим и растянулось на полгоризонта. Стало заметно, что его постепенно сносит верховым ветром на юг, в сторону очищенных от людей гор, степей и казахских поселков. Через полчаса облако исчезло из виду…».

В 1954 году лучшие советские физики-ядерщики страны под руководством Курчатова начали разработку супермощной термоядерной бомбы – АН602. В проекте приняли участие Сахаров, Виктор Адамский, три Юрия – Бабаев, Смирнов, Трутнев. Это оружие стало известно как «Царь-бомба». На Западе ей дали прозвище Kuz’kina mother, то есть «кузькина мать».

Оно появилось после знаменитого выступления Хрущева на сессии Генеральной ассамблеи ООН, где он гневно выкрикнул, обращаясь к американцам «Мы вам покажем кузькину мать!»

На некоторое время проектировщики остановили работу – лидер Советского Союза решил показать планете свое миролюбие. Потом он совершил вояж в США, где встречался с главой Белого дома. После этого в отношениях между двумя странами наступило потепление.

Однако в начале 60-х годов наступило время новых распрей. И советское руководство дало добро на продолжение водородного проекта. В октябре 1961 года Хрущев сообщил о предстоящих испытаниях 17 октября 1961 года на XXII съезде КПСС: «Хочу сказать, что очень успешно идут у нас испытания и нового ядерного оружия. Скоро мы завершим эти испытания. Очевидно, в конце октября».

Мир был встревожен этим заявлением. 27 октября 1961 года Генеральная ассамблея ООН приняла резолюцию, в которой призвала Советский Союз воздержаться от проведения испытания сверхмощной бомбы. Но Москва проигнорировала этот призыв…

30 октября Ту-95В с бомбой на борту вылетел с аэродрома Оленья на Кольском полуострове и взял курс на Новую Землю. Сброс авиабомбы был осуществлен с высоты 10 с половиной километров на площадку Северного острова архипелага, в районе пролива Маточкин Шар. Взрыв произошел на высоте 3,7 километра от земли и 4,2 километра над уровнем моря.

Произошла ослепительная вспышка, ядерный гриб взметнулся на высоту 67 (!) километров, диаметр раскаленного купола достиг 20-ти километров. Облако еще долго сохраняло свою форму, и его было видно на расстоянии нескольких сотен километров.

По данным ученых, сейсмическая волна от взрыва трижды пересекла планету. Удар ощущался за тысячу километров от места испытаний, а все живое на расстоянии ста километров могло получить ожоги третьей степени. Однако этого не произошло, ибо этот район был необитаемым…

Когда в США узнали об успешном использовании РДС в августе 1953 года, американские ученые начали ускоренными темпами разрабатывать проект своей водородной бомбы. Первое из серии испытаний – всего их было семь – под кодовым названием «Операция Кастл» прошло 1 марта 1954 года на безлюдном атолле Бикини на Маршалловых островах. Взрыв, оказавшийся в два с половиной раз мощнее расчетного, привел к катастрофе – радиационному заражению множества островов Тихого океана. Это вызвало скандал, приведший к пересмотру всей ядерной программы Соединенных Штатов.

Британские разработки водородной бомбы начались в 1954 году, завершились же они успешным испытанием, которое прошло 8 ноября 1957 года. В Китае водородная бомба появилась в 1967-м, во Франции – спустя год. Многие считают, что КНДР также владеет термоядерным оружием. Но конкретной информации о водородной бомбе Пхеньяна нет.

Термоядерная программа еще одной страны окутана мраком. Речь идет об Израиле. По мнению отставного полковника армии США Уорнера Фарра, автора книги «Святая святых Третьего храма – израильское ядерное оружие», в начале 2000 года Тель-Авив имел на вооружении 400 ядерных и термоядерных боеголовок, а также ракет-носителей, которые могут базироваться на подводных лодках.

Израильский физик-ядерщик Мордехай Вануну, отбывший 18-летнее тюремное заключение за выдачу ядерных секретов Израиля, утверждал, что в 2004 году у Тель-Авива было от 100 до 200 ядерных бомб, включая нейтронное и водородное оружие.

«Если атомная бомба способна убить 100 тысяч человек, то жертвами водородной может стать миллион», – отметил ученый.

На губах застывает тревожный вопрос: «А что, если таких бомб будут десятки?». Но ответа не требуется – и без того все ясно…

Специально для «Столетия»

источник публикации: Информационно-аналитическоеиздание Столетие

дата публикации 14.08.2018

Author: admin

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *