Особенности управления многонациональным российским государством

Из Санкт-Петербурга, построенного на болотах вдоль реки и находящегося на Балтийском побережье, в северной части империи,  царь управлял Россией. Его владения были огромны: когда наступала ночь на западных границах, на востоке, на Тихоокеанском побережье,

начинался день. Между восточными и западными границами лежал целый континент, шестая часть всей поверхности земного шара. Зимой покрытые тяжелыми снегами безбрежные хвойные леса хранили молчание. Летом воздух наполнялся шелестом белоснежных берез, раскинувших свою серебристую листву под струящимися в полдень лучами солнца. Реки, широкие и многоводные, медленно текли по
поросшим травою долинам ЕвропейскоЙ России, теряясь в безбрежных далях юга. На востоке, в Сибири, еще более могучие реки несли свои воды к Арктике, пролегая через леса, где еще не ступала нога человека, и пересекая далее пустынную тундру с ее вечной мерзлотой.

На этой территории тут и там жили сто тридцать миллионов подданных царя: не только славяне, но и прибалты, евреи, немцы, грузины, армяне, узбеки, татары и т. д. В городах и поселках самое видное место занимали храмы с куполамилуковицами, возвышавшимися над всеми домами. Большинство людей населяли разбросанные далеко друг от друга деревни: жили в избах-срубах, сложенных из некрашеных бревен, с небольшими палисадниками, где росли цветы. По улицам бродили гуси, свиньи и всякая другая живность. Значительная часть населения, как мужчины, так и женщины, трудились все лето, сеяли хлеб и стремились собрать урожаи до первых морозов.

Затем в течение шести однообразных и длинных зимних месяцев деревни превращались в пустынные места, занесенные снегом. В зимнее время крестьяне сидели в своих избах, где центральное место занимала огромная русская печь, в которой готовили пищу и сушили одежду. В сельской местности жизнь людей протекала тихо, однообразно. Многие из них умирали там же, где и родились. Три четверть населения страны составляли крестьяне, половину которых несколько десятилетий назад (одно поколение) освободили от к постной зависимости реформы царя-освободителя Александра. Но сама по себе свобода не могла стать гарантией от голода.

Когда от засухи земля покрывалась трещинами, всходы высыхали и наступал голод, крестьяне сдирали солому с крыш для еды посылали своих сыновей на заработки в город. Во время голода мужики в лохмотьях стояли молчаливо вдоль Заснеженных дорог. Помещиков, полицию, местного губернатора — всех проклинали крестьяне. Но никогда — царя. Царь, который был почти божеством, Не делал зла. Он был батюшкой-царем, отцом народа просто не знал, какие страдания этому народу приходилось терпеть. “До Бога высоко, до царя далеко , гласила русская пословица.

Однако к концу века жизнь этих многочисленных провинциальных городов и деревень начала меняться. Появились железные дороги. Тогда Россия строила железные дороги быстрее и больше чем другие европейские страны. Как на американском Западе, Железные дороги соединяли огромные пространства, связывая деревню с городом, промышленность с рынком. Теперь пассажир садился в комфортабельное купе поезда в Москве и через день выходил на железнодорожной платформе в Петербурге. В 1891 г. русское правительство начало строительство самой большой из железных дорог Транссибирской магистрали. Длина ее от Москвы до Тихого океана должна была составить более четырех тысяч миль.

Так же, как и теперь, сердцем России была Москва — сосредоточение железнодорожных и водных путей, ремесел и торговли. Из маленькой деревни, окруженной деревянной стеной, которая возникла в XII веке, Москва превратилась в столицу и священный город России.  Именно здесь Иван Грозный, взошедший на престо в 1547 г., провозгласил, что он коронуется не как великий князь московский,
но как царь всея Руси.

дата публикации:5.09.2019

Author: admin

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *