Восхождение на великокняжеский престол князя Святополка Изяславича

княжение владимира мономаха в киеве'yandex.ru

Политика князя Всеволода, за которую нес ответственность и князь Владимир Мономах, вызвала резкое недовольство «смысленных». Боярство возмущалось произволом княжеских судей и сборщиков, изобретавших ложные штрафы и грабивших народ. «Народолюбие» бояр было, конечно, демагогическим приемом, но применение такого приема говорит о том, что разгул княжеских тиунов и вирников затрагивал и боярские интересы, нарушая, очевидно, иммунитет их вотчин.

Тяжелые годы (засуха, мор, нашествие половцев), совпавшие с концом княжения Всеволода, должны были обострить социальные конфликты, и киевское боярство. предпочло видеть на великокняжеском престоле князя Святополка Изяславича, был на нем и родной брат Мстислав, который в свое время предал смертной казни 70 участников восстания 1068 года, а других ослепил и «без вины погубил». Вокняжение Святополка принесло не только крушение надежд, но и много несчастий Владимиру Мономаху: Святополк не обладал опытом и это привело к страшному разгрому русских войск половцами из-за Святополка под Треполем.

Мономах вспоминал, что это было единственным поражением его в битве; здесь, в водах Стугны, на глазах у него утонул брат Ростислав. Вынужденный довольствоваться вместо Киева Черниговом, Мономах скоро утратил и его. Олег Святославич с половцами выгнал его из города.Сорокалетнему князю с женой и детьми пришлось, как мы уже знаем, покинуть Чернигов и проехать сквозь юрты половцев, готовых ограбить побежденных. Владимир снова оказался в городе своего детства, где начинал свою жизнь его отец, где потом княжил его младший брат, — в Переяславле, на краю Половецкой степи.

Двадцатилетний переяславский период жизни Владимира Мономаха (1094-1113) характеризуется двумя чертами: во-первых, это активная, наступательная борьба с половцами, рвавшимися на Русь через Персяславское княжество, а во-вторых, попытка склонить на свою сторону киевское боярство, распоряжавшееся в известной мере великим княжением.

Борьба с половцами, которую князь Владимир Мономах неизбежно должен был вести как владетель пограничного княжества, в глазах современников всегда выглядела как общерусское дело, как защита всей Руси.

Князь Владимир Мономах был сторонником решительных ударов, разгрома степняков и походов в глубь степей. Первая победа была одержана за Сулой сразу же по вокняжении в Переяславле. Затем, в 1095 году, Владимир, разорвав недолгий мир с половцами, убил половецкого посла Итларя в Переяславле и принял участие в большом походе на половецкие «вежи», где взяли много пленных, коней и верблюдов. На следующий год у Зарубинского брода на Днепре дружины Владимира разбили половцев и убили хана Тугоркана. Обо всем этом народ сложил былины, где в Тугарине Змеевиче легко узнать Тугоркана, а в Идолище Поганом — Итларя. Три тяжелых года в Переяславле оказались переломными в русско-половецких отношениях. Вскоре борьба была перенесена уже далеко в глубь степей, и в этом заслуга Мономаха. Придворные летописцы Мономаха любили впоследствии повторять рассказ, как Владимир уговаривал Святополка и его бояр начать поход весною. Киевские бояре не хотели идти на половцев, отговариваясь тем, что это оторвет смердов от их пашни. Мономах выступил с речью: «Странно мне, друзья, что вы жалесте лошадей, которыми пашут, но не подумаете о том, что начнет смерд пахать и прискачет половчанин, застрелит смерда, возьмет его коня, а затем в селе заберет в полон его жену и детей и все его имущество. То как же вы, жалея коней, не подумаете о самих смердах?»

Мономаху удавалось организовывать общие походы в 1103, 1109, 1110, 1111 годах. Русские войска то доходили до Азовского моря, то отвоевывали половецкие города на Северском Донце, то нагоняли на половцев такой страх, что они откочевывали за Дон и за Волгу, в степи Северного Кавказа и Южного Урала. В некоторых битвах брали в плен по 20 половецких ханов.

Иногда выступлениям против половцев придавался характер крестового похода — впереди войска ехали священники с крестами и пели песнопения. О таких походах писали специальные сказания, где говорилось, что «слава о них дойдет до Чехии и Польши, до Венгрии и Греции, и даже дойдет до Рима». Об этом долго помнили, и сто лет спустя, воспевая праправнука Мономаха, князя Романа его отец Мстислав, летописец писал о том, как Владимир загнал хана Отрока Шарукановича за «Железные врата» на Кавказе:

«Тогда Володимер Мономах пил золотым шеломом Дон, приемши землю их всю и загнавшю окаянные агаряны» (половцев. — Б.Р.).

Источник: История России

Author: admin

Добавить комментарий